пятница, 20 ноября 2015 г.

Лесине слово в Криму



Леся Українка

Сльози-перли

Посвята Іванові Франкові
I
 Сторононько рідна! коханий мій краю!
Чого все замовкло в тобі, заніміло?
Де-не-де озветься пташина несміло,
Немов перед бурею в темному гаю,
І знову замовкне... як глухо, як тихо...
  Ой лихо!

 Ой, де ж бо ти, воле, ти, зоре таємна?
Чому ти не зійдеш на землю із неба?
Осяяти землю безщасную треба!
Ти бачиш, як все в нас покрила ніч темна?
Ти чуєш, як правду неправда скрізь боре?
  Ой горе!

 О люде мій бідний, моя ти родино,
Брати мої вбогі, закуті в кайдани!
Палають страшні, незагойнії рани
На лоні у тебе, моя Україно!
Кормигу тяжку хто розбить нам поможе?
  Ой Боже!

 Коли ж се минеться! Чи згинем без долі?
Прокляття рукам, що спадають без сили!
Навіщо родитись і жити в могилі?
Як маємо жити в ганебній неволі,
Хай смертна темнота нам очі застеле!
  Ой леле! 
 
II
 Україно! плачу слізьми над тобою...
Недоле моя! що поможе ся туга?
Що вдію для тебе сією тяжкою журбою?
Гай-гай, невелика послуга!

 Ох, сльози палкі — вони душу палили,
Сліди полишили огнисті навіки.
Ті жалі гіркії — вони мені серце зв'ялили!
Даремні для нього всі ліки.

 Чи ж мало нас плаче такими сльозами?
Чи можем ми, діти, веселими бути,
Як ненька в недолі, в нужді побивається нами?
Де ж тута веселого слова здобути?

 Говорять, що матері сльози гарячі
І тверде, міцнеє каміння проймають;
Невже найщиріші кривавії сльози дитячі
Ніякої сили не мають? 

III
 Всі наші сльози тугою палкою
Спадуть на серце, — серце запалає...
Нехай палає, не дає спокою,
Поки душа терпіти силу має.

 Коли ж не стане сили, коли туга
Вразить украй те серденько зомліле,
Тоді душа повстане недолуга,
Її розбудить серденько зболіле.

 Як же повстане — їй не буде впину,
Заснути знов, як перш, вона не зможе,
Вона боротись буде до загину:
Або загине, або переможе.

 Або погибель, або перемога,
Сі дві дороги перед нами стане...
Котра з сих двох нам судиться дорога?
Дарма! повстанем, бо душа повстане.

 Так, плачмо, браття! мало ще наруги,
Бо ще душа терпіти силу має;
Хай серце плаче, б'ється, рветься з туги,
Хай не дає спокою, хай палає.
 
1891 р. 

воскресенье, 15 ноября 2015 г.

По дну моря

У большинства моих знакомых какое-то односторонее отношение к морю - пляж, солце, загар, волны, песок, ракушки. О том что морем можно повосхищаться в отпуске без палящего солца и купания мы убедились в этом году. И есть на душе ещё такая небольшая ностальгия - всё что пока свежо в памяти, хочется по дольше поддержать в мыслях. Мой муж позаписывал в фавориты компа видео-камеры Шпицбергена, Лонгербина, Хониннигсвога и другие норвежские места, ну и вебкэм на Халлиген Хооге не забыл. Регулярность просмотра даёт обманчивое ощущение собственного присутствия там. Сегодня на Хооге пришла вода -"Land unten":
Я взглянула на картинку и пожурчали в мозгах мысли как водичка.
За не имением огромного количества достопримечательностей, туристы на Хооге занимаются телесными передвижениями по различным поверхностям, не всегда только по суше. Уже на второй день пребывания мы отправились с группой интересующихся, в сопровождении опытного ведущего-сусанина, гулять по дну моря. На немецком это называется Wattwanderung. С утра я нашла в нашем пенсионе резиновые сапоги 43-го размера, моему мужу тоже была выдана такая водонепроникаемая обувь и мы двинули к берегу. Вода с отливом уже отошла и на побережье образовалось такое себе болото в утреннем тумане.
Первые попытки подвигаться по поверхности привели нас к выводу, что в резиновых сапогах может так засосать, что прийдётся распрощаться с жизнью. Потом подошли другие члены нашей группы и проводник. Пожали плечами, поохали, что туманно и видимо не так уже все держались за свою жизнь - все до одного сняли обувь и стояли переминаясь в шапках, шарфах, рукавицах и тёплых куртках босиком на поздней октябрьской мокрой траве. Потом вся толпа уставилась вопросительной парой глаз на меня - ну что, типа, ты с нами или без нас? "Шо ни шо, дайте подумать о смысле жизни". Я знала что мы должны полтора часа, примерно 8-9 км маршировать по дну моря в одну сторону, выйти к орнотологической станциии на Norderoog Sand, сделать там передышку и вернуться назад. Через примерно 4 часа вода должна была вернуться и на этом месте быть глубиной метра с три.
"Ну, чё" - подумала я -"если все погибнут, что я буду на этом свете одна делать?" Сняла и я сапоги, аккуратненько поставила их в рядок на берегу Северного моря возле лавочки с душем (да, на Западе есть на пляжах души, и даже если пляжа нет, то иногда стоит душ так одиноко на берегу) и мы помаршировали.
Первые полкилометра было настоящее болото, вонючее серой, возникшей в герметичном слое морского дна, всасывающее до колен, отвратительное. Я не переставала удивляться себе, что я в таком времяпрепровождении стараюсь найти особенность. Мы заляпались мокрой грязью до пояса. Потом появился более менее плотный песок и идти стало легче. Что удивительно, хлюпая по дну моря босяком я лично не чувствовала холода в ступнях. Опытные члены группы говорили, что это последние дни года, когда ещё можно гулять без обуви. Но носы уже у всех втягивали сопли. Страшно стало, когда за спиной в тумане исчез берег. Один оборот и можно в панике не понять откуда пришёл, где цель, откуда и когда возникнет опастность в виде прилива. Пространство и время без ограничений. Без придуманных человеком приборов - keine Chance. Наш проводник держал в руках компас. Время от времени останавливался и рассказывал нам о флоре и фауне Северного моря, о множестве видов птиц населяющих и живущих в резервате биосферы Wattenmeer. Вот так выглядит дно. Кучки наделанные ваттными червями куда глаза глядят и водоросли, указывающие направление потока воды.
 
И забегая наперёд скажу, вот так то же дно выглядит часа два спустя, "вытоптанное" узорами птичьих лапок, и проколотое дырками крепких клювов.
 
На дне моря есть свои реки. Называют их приль. Для меня новое слово, прилями названы и волнистые водооттоки на халлиген, но там они выглядят как ручьи. А как вот на дне моря возникает крутой и плоский берег приля - для меня осталось загадкой. Да, это всё Луна, но для нас это не сильное космическое тело, влияющее даже на воды морского дна, а жёлтый кружок в ночном небе.
Через час марша наш проводник куда-то позвонил, у него была простая Nokia, мы похихикали - связь есть и на дне моря. А потом он сообщил нам, что не хочет повторять массу тех не цензурных слов которые услышал в трубку. При таком тумане ему было приказано немедленно вернуть всю группу на берег! Но группа упёрлась и решила ещё полчаса топать по дну в поисках суши. Симпатичные жители дна сопровождали наш путь, дружественно помахивая клещами.
Через последующие 30 минут суша не предвстала перед нами даже фатой морганой. И здесь мой героический муж достал iPad, включил навигационку и объявил всем, что мы сильно сдрейфнули на лево и уже сушу обошли. Вот так можно было бы и уйти на всегда в нирвану, если бы мы не были современниками Стива Джобса. Был резкий групповой поворот на право и через пять минут мы увидели поверхность покрытую травой с двумя деревянными зданиями, возведёнными на двухметровых столбах. Столбы из-за ланд унтер.
Там в сочной соляной траве цветного окраса в сезон вылупливаются миллионы птиц. В это время посещение Нордероог Санд запрещено. Взлетящие птицы оставляют свои гнёзда, на них сразу же нападают другие птицы - круговорот природы.
Я сейчас вставляла в пост фотку и меня улыбнуло, что у нашего проводника на куртке выгорел "рюкзак".
В этих зданиях живёт несколько месяцев всего один человек - двадцатилетний студент, пишет свою бакалаврскую работу и считает птиц. Наш герой находился на Хооге, отправился туда в магазин за продуктами, мы его встретили на обратном пути. В памяти остался такой забавный парниша. Купленный хлеб он нёс в целофановом кульке, привязанном к рюкзаку, и потерял его по дороге.
На обратном пути уже практически прошёл туман, мы видели наши холмики, было чувство удовлетнорения и благотворения. Для меня эта прогулкя по дну была новым жизненным опытом, новым моментом в познаниях и ощущениях. Я только уже в пенсионе увидела, что не хорошо ракушкой рассекла ступню. Совсем другое море, чем солнце, жара, загар, пляж...