вівторок, 22 вересня 2015 р.

Столица архипелага Лонгйербиен

После всех "русских" впечатлений нам дали расслабиться полдня в Адвентсфьорден. Моряки на резиновых лодках наворачивали фигуры, приглашая на морскую прогулку. Но большинство пассажиров висели без настроения в баре со стаканом в руках. Всех охватила грусть - последний день. Корабль медленно причалил в столицу архипелага город Лонгйербиен. Как название этого города только не пишут в интернете. А запомнить его просто. Основан город был в 1906 году одним американцем у которого водились деньги и он решил вложить эти деньги в это поселение. Звали основателя John Munroe Longyear. Long - длинный, year- год. В 1946 году город был полностью разрушен немецкими захватчиками и позже восстановлен. Первоначальное название Longyearcity, было адаптировано к норвежскому языку и слово сити изменено на слово биен, что тоже означает город.
Сначала мы высадились на побережье и подошли к будке, где имелось небольшое кафе и свободный WiFi, мой муж звонил сыну, родителям, а я наворачивала круги вокруг одного нашего моряка, которого я не видела ни разу за дни всего круиза - мальчишка такой колоритной мовой звонил домой - маме в Украину. Потом мы осуществили пешую прогулку и первым на пути нам попался огромный почтовый ящик и бутик Деда мороза - на дворе июнь, не забывать.
Одна наша пассажирка выбрала там футболку внуку и какую-то книжку, и когда выйдя из помещения поумножала в голове сколько заплатила кредиткой, оказалось что сувениры стоили 90 евро, просто взяла и отнесла всё назад. Дарить ей что-то кому-то перехотелось.
Дальше мы двигали по дороге вдоль чёрного угловатого здания, как позже во время экскурсии оказалось, это был университет. В университете изучают полярную океанологию, биологию, горное дело, есть столовая, библиотека, кампус - как и везде. Я ко всему добавлю, что население этой столицы составляет 2,1 тысячи человек, т.е. не знакомых там нет. Но это университетский город с вполне солидным своим аэропортом, полной инфрастурктурой. Вот здание университета справа от чёрно-оранжевого здания. Правда фото с другого ракурса, сделанное позже.
Лонгйербиен находится на 78° северной широты и товарооборот происходит без налога на добавочную стоимость, о чём гласят фасады магазинов. Здесь нормальные ровные не потрескавшиеся улицы и я уверенна, их чистят зимой от снега, сколько бы метров не навалило.
Не нашла я там и памятника Ленину или хотя бы основателю города. Там на центральной улице стоял памятик неизвестному шахтёру.
Живут люди в Лонгйербиене просто, обычные квартиры, но стоимость их может достигать 450 тыс евро. (Нам всё рассказывали в евро).
Особой красоты, порядка или обустроенности я не видела, но Запад есть Запад. На 2,1 тыс населения приходится 2,5 тыс снежных скутеров и почти у каждой семьи есть машина, хотя автомобильных дорог вокруг всего-то 12 км. Зато в машине мишутка не съест. Про медведей шутят, что их тоже 2,5 тысячи гассает вокруг города.

Видимо с оружием,  люди тоже гуляют, потому что при входе в банк есть вот такие знаки: Оставь пушку вне помещения.
Кроме автомобилей, наблюдала целый парк автобусов и автобусная остановка со ступенчатым подъёмом, это необходимо когда снег лежит. Автобусы для туристов, остановка для школьников и шахтёров.
Городская церковь открыта для всех конвенсий - во что хочешь, в то и верь, внутри выглядит как кафе: столики и стульчики. Есть и кладбище. После нашей прогулки мы вернулись к кораблю, и потом нас по тому-же маршруту повозили по городу, с рассказами и дополнительной информацией, поэтому фото из окна. В Лангйербиене не хоронят, кремируют и пепел рассыпают над водой. Как по-мне - самые желанные похороны. Если бы летом хоронили, то всё равно не смогли бы пробить корку вечной мерзлоты и похороны были бы непомерно дорогими, а на следующее лето гробы бы спускались со склонов с тающими водами, трупы бы не разлагались, а были бы свежемороженными. В этом городе ставят только белые кресты, но не всем, а тем кто что-то выдающееся сделал для Лонгербиена.
Как-то по особенному там помнят всех и героев последней мировой войны и погибших от зимней стужи или душевных болезней.
Вроде всё по-людски, казалось бы. Но зимой начнётся в темени череда самоубийств. Норвежскую дипрессую, её причины и методы лечения, даже изучают в университете. Ещё, когда нас посадили в автобус, то первое что достал наш ангоязычный студент-эксурсовод - пластиковую карточку для алкоголя. Бухают там не в шутку. Норвежцы не наслаждаются алкоголем, выпивая в меру, там алкоголем заливают тоску. Покупка спиртных напитков ограничивается этой карточкой. Возили нас на ферму, где выращивают хаски, к озёрам - резерватам пресной воды для города, к колонии полярных птиц, показывали детские сады и школу.
А закончился наш путь в аэропорту. Мы вышли - наши чемоданы стояли в рядок. Прилетел самолёт из Германии, привёз новых пассажиров на наш корабль, который потом отправился в Гренландию. А для нас началась регистрация, и тот же самолёт отвёз нас до Дюссельдорфа. Потом мы до вечера волочились домой в поездах, очумелые от всей вегетации и казалось бы огромных деревьев, как зомби в голове от сумерек, которых  не видели 10 дней.
Последнее фото, сделанное возле аэропорта в Лонгербиене в полночь. Nordpolen - это не северная Польша. ))) - это до северного полюса 1309 км. Ну и дорожный знак, который можно увидеть в Европе только на Шпицбергене - осторожно медведь!
Я так долго описывала всё этапы этого тура, что не заметила как прошёл июнь, июль, август, закончилось лето, почти уже пролетел сентябрь. Мне ещё 4 дня поработать и у меня новый отпуск. Мы опять отправимся на север.

пʼятниця, 18 вересня 2015 р.

Пирамиды бывают не только в Египте

Пирамиды бывают не только в Египте. "Там как в Чернобыле - пусто". Вот думаю, классно, люди платят хорошие деньги, что бы на красоту в мире посмотреть, а я на Шпицбергене на заброшенные места.
Из википедии: "Своё название посёлок получил из-за пирамидальной формы горы, у подножия которой он основан на берегу бухт Петунья и Мимер. Посёлок находится на расстоянии около 120 км от Баренцбурга.
Вот и эта гора. Вернее их там две. Но на русском посёлок называется Пирамида, а латинскими буквами написано Piramiden, т.е множественное число - даже здесь нет согласия.

Как только Россия в 1998 году собрала весь поверхностный уголь, кое-кто пришёл к выводу, что копать в глубину нет смысла и некогда совсем не плохой посёлок был просто законсервирован.
Наш первый офицер отправился в разведку с оружием, вернулся, говорит: "Есть люди." Поменял пистолет на шуруповёрт, загрузил первопроходцев из числа пассажиров в тендерную лодку и выйдя первым на причал сначала прикрутил доски к подножью, что бы мы головы не скрутили споткнувшись.
В тот же момент, как из под земли, откуда не возьмись, появился парень и девушка, обое с винтовкам. Парень сразу же оказался в центре внимания: "Окуда винтовка? Откуда куртка? Откуда сапоги?" Он отвечал, тыкая пальцем: "Немецкое 1942 года, украинская (показывал на жёлто-голубой флаг на кармашке), норвежские". И заключительный вопрос: "А душа откуда?" - "Русская!", потом почему-то все рассмеялись. Парень был россияном, но сопровождающяя его подруга русского не понимала, как выяснилось он из Швеции. "Сколько вас здесь?" - опять же не врубаясь, что я его спрашиваю на его родном языке, он начал тыкать себе в грудь "Seven", на девушку "Eight". Восемь человек, разных национальностей - смельчаки. Он нам: "А сколько у вас в группе человек? Куда пойдём сначала?" Первый офицер ответил: сотни четыре, четыре с половиной. Русский растерялся, сопровождать всех стало практически не возможно, но белые медведи везде жаждали пищи. Он пожал плечами: "Мы вас потом пересчитаем. Если кого-то не будет хватать, значит Мишка сыт".
Мы пошли по дороге и все сразу обратили внимание на гору с какой-то белой надписью. "Что там написано?" - "Dem Welt den Frieden!" - "O! Gute Botschaft!"( О! Хорошее послание!)
На фоне войны, всех событий последних двух лет... у меня были слёзы на глазах, всего два слова.
Ну, а потом мой муж решил остаться жить в этом городе на всегда, тыком в грудь и словом nine. Он увидел лётную площадку, деревянное здание, башенку... Ему больше ничего в этом мире было не важно, он сделал много десятков фотографий этой площадки. Представляю - Аэропорт Пирамиды.
Центр поселения выглядит ещё более-менее прилично.
Смешная история с этим бежевым домом что в середине - "высотка". Его полностью оккупировали птицы, галдёж стоит не выносимый. Кто зашёл к восьмерым смельчакам на рюмку водки, тем рассказали, что с права и с лева были общаги, мужские и женские, а в центре семейка, там даже когда ушли люди не наступает тишина. Вот эту фотку я взяла из интернета - спасибо автору. Металлические ящики служили холодильниками, полярные птицы сделали из них скворечники.
Сама же сфотографировать этих птиц я не смогла, потому что понесло меня в ремонтный цех, в шахту, а на встречу мне появился местный кенгуру, он действительно прыгал как кенгуру, бежал ко мне, радостно улыбаясь, как к хорошей знакомой. А я... я вспомнила что нам рассказывали про диких животных и как дала дёру, матеря эти деревянные мостовые, то уже к птицам не вернулась.
 
Увеличено
Знаете как я гордилась, что увидела дикое животное, фотик взяла в ресторан, всем вокруг за ужином показывала?
Но если вернуться мысленно ко всему, что я там видела?
Детский сад и школу
Дом культуры, спортзал, был и бассейн, но мне хватило бассейна в Баренцбурге.
Грустные картинки библиотеки и музыкального зала...
Нашли на одном стенде газету 1990 года... Год рождения нашего сына.
Что говорить - лучший вид был у Владимира Ильича Ленина: город, горы, океан.
Ну, а всё остальное, это траурный калейдоскоп картинок как человек может искалечить природу, оставляя продукты своей жизнедеятельности и начиная жить в другом месте, забыв о своей ответсвенности.
 
 

 
А для кого-то этот домик был наверное жильём или дачей...
 
Кто-то рыбачил в Северном Ледовитом океане на лодках...
 В июле 2015 года в русском поселении Пирамида на Шпицбергене была весна, ловили романтику 8 человек и цвели цветы.



субота, 12 вересня 2015 р.

Баренцбург

Ещё во время лекции А. Умбрайта, где он с гордостью показывал фотки новогоднего салюта в Баренцбурге "вот как мы на Свальбарде умеем праздновать!", прозвучала такая фраза, былая реакция одного пассажира люксусного лайнера: "Müssen wir so was sehen?" (Надо оно нам такое видеть?) - "Ну надо хотя бы представление иметь как люди живут". Что нас ожидает я даже не догадывалась. Инструкция была следующая: всех на Зодиаках отвезут к причалу, там парочка сотен деревянных ступенек (штук с 300) и вы попали на центральную улицу, за пределы поселения не выходить, назад к ужину. Зодиак - это фирма, производящая самые качественные в мире резиновые моторные лодки, на Зодиаках помещается 14 человек пассажиров и один матрос. Не все резиновые лодки, используемые в мире на круизных лайнерах, произвела фирма Зодиак, но это как с липкой лентой, её везде, от любого производителя, называют скочем, от названия фирмы. Ещё для высадки пассажиров использовали тендерные, спасательные катера вместимостью в 100 человек и до 150 в случае крушения. Вид на Баренцбург с нашего корабля - цветной хаос на чёрном фоне.

Лестница, счёт ступенек, создавали свою гипнотическую магию: куда мы попали?
Первые взгляды ловили сползающие со склона деревянные руины, допотопное "портовое здание" с телефоном времён возникновения телекоммуникации, черную землю, горы угля, ржавое железо то кучками, то разбросанное по склону с бетонными слитками, полное отсутсвие растительности, кое-где чёрный снег, ручьи талой чёрной воды, перекосившиеся мостовые из старого дерева.

Слева тоже деревянное, добитое вандалами большое здание цвета шелушащейся половой краски, с вывеской кирилицей "СТОЛ(овая)" над бывшим входом, с другой стороны какие-то плакатные художества и стих Роберта Рождественского про полярников.
Наш народ на центральной улице потянулся всей толпой на лево, к церквушке с намёком русского деревянного зодчества. Вернее церквушка была так ничего, но ремонтник бы ей не помешал. Специально для нас церковь открыли, мужчина перекрестился несколько раз, зажёг тонкую восковую свечу и прошептал короткую молитву. Обыкновенные домашние иконы, тексты молитв в рамках. У меня было чувство, что мы интуитивно все подались в эту церковь спасаться от первого впечатления.
Уже выйдя, начали рассматривать округу, здания, верхние склоны. Где-то из снега показала мордашку полярная лиса, махнув хвостиком с чёрной кисточкой.
В самом центре мы увидели небольшую группу работников кавказской национальности, разбиравшую старое деревянное здание. Они с тёмными лицами просили их не фотографировать и только грустно улыбнулись, когда мой муж, опустив объектив, на русском спросил: "Здесь будет что-то новое?"
Баренцбург познал свой расцвет в 70-е годы, когда работать "на севере" да ещё и за границей считалось прибыльным и престижным. В то время в посёлке жило около полторы тысячи человек. Имелась школа, детсад, больница, ферма, гостиница, спортзал, дом культуры, постепенно возвели плавательный бассейн, музей. Были построены высотные дома (четырёхэтажки, аж три штуки), самые северные в мире. Вот тупость-то строить что-то не вписывающееся ни в какие законы природы, что бы быть самым-самым пупер-супером (здесь скривимся и моргнём левым глазом), без учёта термопередачи. Сегодня эти дома "утеплены" метровым слоем чего-то, но только по бокам - низу не обязательно. Перед этими домами красуется Ленин и большая стела с лозунгом "Наша цель - коммунизм".
Всё это можно там увидеть и сегодня, где-то разваливающееся, где-то цветное и подмарафетенное. По приезду домой я рылась в интернете и нашла фототографии Баренцбурга, где на месте этого лозунга на стеле просто большими русскими буквами было написано "Баренцбург", кто и когда, после какой выпивки, решил вернуться к коммунистической цели - я не знаю. Меня все наши пассажиры всё время просили перевести надписи и все без исключения конфузились от "нашей цели".
Дома в Баренцбурге, как и везде в условиях вечной мерзлоты делают на "курьих ножках"(бетонных столбах), ну а потом, то ли канализация прорвала (не пахло), то ли вода конденсируется зимой и не успевает расстатять летом, природа эти столбы укрепляет хорошим слоем льда.
В 90-х снабжение и организация жизни на Шпицбергене сошли к нулю, там, можно сказать, влачили своё существование только единицы. Траст, занимавшийся и до сих пор занимающийся добычей угля, прославился в интернете не выплатой зарплаты и судебными исками. Вырученные деньги текли не в Россию, не внедрялись в поселение, а оседали в карманах начальников. Об этом нам даже не надо было рассказывать - всё на лицо.

Есть и здания внешне приличные, пивоварня, больница с аптекой, зашла - вот в это голубое: спортзал, сувенирный бутик, бассейн.
Но в бассейне у меня отнялся дар речи, я такой антисанитарии никогда не видела и не представляла. Пустое помещение, без единого посетителя летом после обеда, нагревают до примерно 35 градусов тепла, вода там цветёт, наверное и ряска бывает, облезлая плитка, сыпучая штукатурка, кальк на стенках.
Я, естественно, искала общения с людьми, живущими в этом месте. На крыльце одной "высотки" молодой товарищ ответил мне на вопрос о том что за люди сегодня заселяют это место: "Мы все с Луганска или Донецка, 90% населения с Украины, от войны бежали во все стороны, думаем пересидеть здесь страшное время, заключили контракты на работу на 2 года, хотим надеяться, что нам оплатят наш труд". Из примерно 450 человек живущих сегодня Баренцбурге более 100 шахтёры, добывающие уголь. Шахта не профитабельная и дотационная. На музейном домике поморов XVI века, кто-то под окошком слева настольгически нацарапал "Енакиево".
Остальные 300 с лишним человек - члены семей, врач-педиатр, учителя, одиночки-романтики. Школа (справа с росписью на красном кирпиче)), садик, для нас-туристов закрытый музей. Вот музей есть или был когда-то, а какого-нибудь магазина не видели, так и не поняли как людей снабжают самым необходимым, только сувенирнй бутик.
Позже я ещё задавала вопросы одному россиянину, приветливый такой. Нарушила западное табу, спросила про зарплату, он мне ответил что-то про тысячу (долларов, евро, крон? - Бог его знает), сразу же уточнив - "нет-нет, не ради денег я сюда приехал", рассказал про электронную карточку на которую начисляются доходы в арктических рублях, всё что не использовалось можно будет получить в Москве в российских рублях. Хоть и оставил этот молодой человек у меня хорошее впечатление, но от разговора я отошла с комком в горле: тысяча чего-то за шахтёрский труд в условиях полярной ночи. Для сравнения, среднняя годовая зарплата норвежца 90 тысяч евро в год, в тех же или куда лучших условиях.
Когда начались западные санкции, которые, кстати, только запрещали въезд в страаны ЕС и на американский континент сотне российских политиков, какой-то путинский умник решил, появиться в Баренцбурге, забыл что это Норвегия. Была шумиха, "Россия может напасть на запад". Увидела я там Россию, даже консульство в Баренсбурге имеется, если это кусок России, то на ладан она там дышит, опираясь на украинских шахтёров, в экологической клоаке.
Дорог нету, но машина стоит.
Ферма. Пахло. Прошли дальше, до черты посёлка - хаотичная свалка, ржавые вывески. Как видно - все коммуникации над землёй, промёрзшую землю не раздолбить, обшитые деревом, они должны были выполнять роль пешеходных дорожек, но никто их с 70-х годов не ремонтирует. Там чёрт ногу поломает.
Закончить хочется чем-то хорошим - зелёной жизнью в окошке в том суровом мире и форточкой, открытой в летнее время.