субота, 29 серпня 2015 р.

Ярмарка керамики

В теплое время года практически не бывает таких выходных что бы в нашем районе ничего не происходило. Куда съездить и что посмотреть - иногда запутываешься в датах и сложно делать выбор, потому что хочется всё одновременно. Все эти мероприятия повторяются из года в год. Мой муж, например, сегодня поехал в Линденберг на Сырный день.
А в прошлое воскресенье я захотела на керамический рынок. Толчёк мне для фантазий понадобился, краски захотела увидеть, креативность людей.
Есть у нас в районе местечко Вальдбург (дословно - лесной замок). И замок там есть и жители в нём и вообще ландшафтные картинки как из мультика.
Но не жизнью принцев и прицесс славится место, а ярмаркой ремесленников-гончаров. Проходит она всегда в августе, длится неделю, есть мастер-классы для взрослых и для детей. Парковка, ночёвка, кемпинговое место, еда, напитки, душевые и туалеты - всё организованно.
Кому вот в хозяйстве не хватает кота - можно обзавестись.
Кто любит живность по экзотичнее - там тоже был своего рода керамический зоопарк.
Можно гномами или феями оживить сад или балкон

А если у вас ничего не цветёт, то и цветы из глины за 4 еврика штука можно взять в придачу.
Лица, характеры, персонажи - всё живое, не дешёвое, восхищающее и потом ... пылесобирающее. Продавцы, они же и мастера, смотрят на фотографов не очень дружелюбно, хотя народ не только смотрит, но и активно покупает, обижаться вроде нечему.
А бытовая простая гончарная продукция: миски, салатницы, кружки, жаровни, румтёпфе, которой действительно многие пользуются из-за рустикальности и хорошего теплосохранения почему-то продаётся с пола...
Мне всегда нравятся фигурки курей и петухов - это наверное с детства. Был у нас один петух.
В этот раз их было мало, а жаль, только вот эти справа на шесте и под забором.
Надеюсь вам моя керамическая экскурсия понравилась - до следующего раза.

неділя, 23 серпня 2015 р.

Хоннингсвог и Нордкап

У меня ещё не было таких путешествий, которые занимали бы мои мысли месяцами. Но Норвежский круиз такой равномерной пеленой покрывает дни, константно владея моими думами. Может-быть это связано с тем, что я позаписывала во время лекторатов все названия книг, которые нам рекомендовали в поездке, и постепенно покупаю их в интернете и читаю, таким образом "поддерживая огонёк".
После Тромсё мы последовательно продвигались на север, у нас был полный "морской день", без причаливания в каком-то порту. Я только сейчас осознаю, что в поездке из двеннадцати дней мы провели аж 3 дня только на борту и вокруг во все направления была видна только вода. Да, нас развлекали и кормили, но позже подчитав блоги других туристов посетивших Норвегию в это же время я поняла, что для круизов я ещё очень молода: мне высочайший комфорт, двойная уборка каюты, каждодневно свежее постельное бельё и меню из семи блюд не важны в таких путешествих, а то что глаза видят, то что будоражит мозги - этого было много, но могло быть ещё больше, акцент был поставлен на комфорт, а не на старану. Но чем севернее мы оказывались, тем малопривлекательными были виды и более возбуждающими мысли о людях которые населяют эти территории.
Последним континентальным портом, куда зашёл наш корабль, был рыбацкий посёлок Хоннингсвог (70°58'33'' северной широты) в провинции Финнмарк. Если быть совсем точным, то Хоннингсвог находится не на континете, а на острове Мадегоё. Но во всех северных странах участки земли соединены мостами, поэтому не континентальность не осознаётся.
Живёт в этом посёлке (с 1998 года - это город) около 2,5 тыс человек. Но в городе есть аэропорт Балан, ежедневно в порт заходят почтовые корабли Хуртигрутен и в летнее время за место у причала борятся круизные лайнеры всех размеров.
Значимость этого клочка Земли можно вычитать из истории. Гитлер ввёл этот посёлок в план "Verbrannte Erde", оставив после своих деяний действительно сожённую землю. Уцелела только деревянная церковь.
 Отстраивая место, люди окрашивали дома уже не в привычные в Норвегии красные цвета (такая краска была доступна по цене бедным людям, в белый красились дома по-богаче), но и в самые разные раскраски. Кому интересно, поищите в интернете изображения - там действительно много kunterbunte Bilder. Сегодня там вот так:
Хоннингсвог притягивает массы людей своим географическим положением. Из этого пункта ежедневно отправляются десятки, может даже сотни автобусов к самому северному мысу Европы - Нордкап. Сначала публику везут по голому ландшафту и рассказывают, что жила с древних веков в этой местности народность которую называли лаппен, отсюда и северная часть Скандинавии - Лаппландия. Но где-то с 60-х годов всё чаще употребляется слово самен, а лаппен считается унизительным. В Норвегии тоже были народные гонения, угнетения и прочее. Только в с 90-х годов вновь стали изучать в школах язык самов и возрождать самскую культуру. Гордость самов своим происхожденим можно сравнить с сегодняшним украинским духом.
Фото были сделаны из автобуска, поэтому с пятнами. Самская земля.


Наш автобус неожиданно остановился по середине этих не живых ландшафтов и пред нами восстал Нильс - представитель самского народа, оленевод.
Можно было заглянуть в их былое жилище (шалаш справа от Нильса), сделать щелчёк на память.
Его жена Анна проворно орудовала в сувенирном бутике, принимая оплату то в норвежских кронах, то в евро, то кредитной карточкой. Вообще это было даже не здание где они вели свой бизнес, а такой себе низкий деревяных холл, почти сарай.
 Сувенирная продукция
Стояло там в полный рост и чучело оленя, в ряд были выстроены куклы в самской национальной одежде, штапелями выложены толстеленные вязанные носки и свитера. Немцы активно все это покупали - или они не собирались возвращаться домой или забыли, что дома зимы с минусовыми температурами последние десятилетия почти не бывает.
Потом мы поехали на Нордкап. И уже на обратном пути нам рассказали, что у Нильса, не смотря на преклонный возраст, есть ещё поголовье около 60 оленей, он никогда не изменял своему образу жизни, но в этой местности он почти туристический маскотчен - единственный своего рода. Его сын работает врачём в Трондхайме.
Нордкап - это такое плато, высотой 307 метров над уровнем морея, названное Ричардом Ченслером в 1553 году северным мысом Европы. Каменная, суровая поверхность. Здание уходящее этажами в землю с трёхмерным кинотеатром, рестораном, сувенирными лавками, музеями, комнатами для молебен, буддистскими залами - всё вместе. А сверху только всем известный металлический глобус.
Мы возле этого глобуса нафотографировались в самых разных ракурсах, ну там просто вокруг больше ничего фотографировать. Зато место притягательное, многим хочется, что бы их жизненный путь прошёл через эту точку. Я не могу это объяснить почему, я тоже была заражена. Что видит человек стоящий вдоль забора, что чувствует? - Что весь этот Нордкап - большой обман, что действительно самая северная точка находится на соседнем мысе Кнившелльодден, который выдвигатся в море на 1,5 м вперёд по сравнению с Нордкапом. Просто там нет плато для туристов.
Возвращаясь на корабль мы видели большие стелажи для тараньки и других рыбных специалитетов, защищённые сеткой от чаек.
Потом была личная прогулка по городу, отсюда и фото сверху (церковь, детская площадка). Люди живут морем, море приносит "подарки". Из всех приплывших по Атлантическому течению пляжных шлёпок и резиновых сапог можно сделать с граммулькой фантазии коллаж и украсить вход в жилище.
Не все на нашем корабле побывали на Нордкапе. Чтобы у каждого возникло чувство пересечения этой точки, наш капитан решил объехать мыс по морю, по пути на Шпицберген.
 Вот я и перелистнула ещё одну страничку моего ушедшего июня 2015 года.

четвер, 13 серпня 2015 р.

Вид сверху - DO-Day

Прошедшее воскресенье было замечательным - жара, солнце, радость. Я приоделась в шляпу с широкими бортами, подхватила мужа и месячный проездной на окружные поезда, и направилась по железной дороге в сторону моей работы. Что-то есть в этом немножко больное - двигать на работу в воскресенье, но я не доехала одну остановку. Возле нашего местного аэропорта вот уже 10 лет существует музей воздухоплавания семьи Дорнье. Я каждый день проезжаю туда-суда возле этого музея, но попала я туда впервые. Там в субботу и в воскресенье проводился ежегодний DO-Day. Так же как все самолёты Антонова называются А-XX, самолёты фирмы Дорнье называются на DO.
Народу было тьма - всем нечего делать дома на выходные - все рванули в люди. Много внутри интересностей. Семья Дорьне сиграла выдающуюся роль в развитии воздухоплавания. Вот таким было начало самой известной немецкой авиакомпании:
Я вглядывалась в названия. Почему эту зебру назвали уткой? (Do-Ente)
А вот такую худобу Тигром?
Я фотографировала много, хотя надежды на хорошие фотографии не было, у меня в Норвегии поломался фотик - попала пыль во внутрь, и его мы уже раскручивали, но не помогло.
Семья Дорнье учавствовала, естественно, и в вооружении Германии во время Второй мировой войны, грозные экспонаты подвешены к потолку, ракетные установки выставленные в зале напомнили мне парад Победы в этом и прошедших годах на Красной площади - те же раритеты ушедшего столетия. Не стала фоткать. Нет войне!
Мне после Норвегии были интересны инженерные решения небольших самолётов используемях в Арктике, например, вот для лыжной посадки на снег.

Или, не менее интересно, было узнать о другой деятельности Дорнье. Они, например, изобретали новые лёгкие материалы и в связи с этим вклинились в текстильную промышленность. Я раньше об этом не знала.

А потом произошло то о чём я знала заранее - мы подошли к палаткам, где можно было купить билетик и прокататься несколько минут или на вертолётах или на самолётах. По-моему было 5-6 исторических средств для воздушного передвижения и они пользовались большим спросом не смотря на приличную цену. Например на старинном Антонове 15 минут лёта стоили 120 евро. Я заняла место возле пилота вот такого вертолётика.
И сделала виды сверху. Многие фотографии не получились, переднее стекло было обильно закакано мухами, боковое полукруглое отражало меня. Это всего лишь жалкая часть видов местности где мы живём.
Ну как бы там ни было - я осталась довольна.
В заключение пожарники аэропорта решили продемонстировать технику. 
На радость малышне и собакам, которые потом с наслаждением приняли этот душ.
А солнце нарисовало нам всем радугу на асфальте.

четвер, 6 серпня 2015 р.

За полярным кругом - Тромсё

66°33′44″ - широта за которой начинается Заполярье. В Норвегии эта полоса проходит по провинции Nordland. В этом месте страна самая узкая, поэтому остановок не планировалось и мы сразу поплыли в провинцию Тромс - чуток севернее. Административным центром в провинции Тромс является городок Тромсё (Tromsø) - населения чуть меньше 60 тыс. чел.
Сначала я подумала - мы зря заплатили за экскурсию - всё как на ладони куда хотели попасть, но после экскурсии я была вполне удовлетворена всей информацией и увиденными пейзажами. Ну и чем дальше на север - тем меньше людей. С местными вообще мало пересекались, а вот тех кто за "удачей и за запахом тайги" - таких там много. Нашим экскурсоводом был парниша из Голландии - студент местного универа, шофёр из Эритреи. Норвегия - это супер-пупер мульти-культи.
Город встретил нас  широким пространством в порту и памятником Амудсену.
Возле памятника прогуливалась чайка, которая просто позировала как надрессированная. Я всегда, когда вижу таких особей, представляю кем бы они могли быть родись они в следующей или прошлой жизнях человеком. Эта чайка была какой-то наверное размеренной дамой или понтовой модницей.
 Первая фотовысадка произошла в Eismeerkathedrale (церковь, в русскоязычной Википедии пишут - Арктический Собор). Идея внешнего дизайна заключалась в том, что бы стены изобразить в виде льдин. Довольно новое строение, построенное в середине 60-х. Между белыми стенами первоначально було встроено прозрачное и белое матовое стекло. Но в Норвегии, где солнце летом не заходит, все прихожане сидели во время службы в солнцезащитных очках, и проповедник не знал слушают ли люди его или ..спят. Позже было принято решение заменить белые стёкла на цветные витражи. Мне так интересно удалось сфоткать эту стекловую мозаику вместе с проникающим светом. Оцените:
А потом мы проехались по улочкам с деревянными домами - прошу обратить внимание на фасады - тромская архитектура: поперечная доска. Ещё в Трондхайме все деревянные здания были утеплены вертикальными балками. В Тромсё уже все по другому - кто не знает, не заметит.
А между этими, казалось бы провинциальными, двух-трёх этажными зданиями просто так вклинилась обалденная современная библиотека со всеми самыми что ни на есть последними возможностями электронной коммуникации и черпания знаний, хоть со всего мира.
 Обыкновенный жилой дом - просто и как-то хорошо (Фото из автобуса).
Видели мы там и креативные детские садики, и школьные учереждения. С автобуса я не стала фоткать - всё слушала, "записывала в память" информацию. Впечатлила больница. Это последняя больница в Норвегии в которой делают операции, одновременно это и университетская клиника с массивными исследованиями и разработками новейших лечебных методик. Последняя - в плане самая северная. До Северного материкового мыса ещё больше тысячи километров, но на столько слабо заселенна территория, что в регионе севернее Тромсё действует, и действует замечательно, только телемедицина. Т.е. кое-где есть медпункты в которые обращаются заболевшие люди и с помощью дистанционного обследования, после анализов на местах, ставиться диагноз и одновременно принимается решение о необходимости мер по лечению пациента - моментальный вылет специалиста, доставка в клинику или лечение на месте. Вертолёты стояли на площадке, при нас взлетали, посадочные площадки есть возле медпунктов на местах в более северных районах. В моём маленьком украинском Ладыжине тоже внедрили телемедицину. Шаг за шагом, потихоньку происходит оснащение какой-то техникой, но я не хочу пока представлять медпункты на местах. А при януковиче больницу хотели вообще закрыть, город в 23 тыс. населения, и не знаю сколько живёт ещё в сёлах вокруг, остался бы без медобслуживания. Куда бы я не ездила, где бы не бывала - везде в голове родной город и мечты-сравнения, чтобы жизнь там стала лучше, хоть на чуток. От идей и увиденного у других народов иногда башка лопается, но никому эти идеи не нужны. Мер Ладыжина ездит в Норвегию половить рыбу, зачем ему медицинский опыт?
Одним из романтических моментов экскурсии было посещение университетского ботанического сада. Ботаника в Заполярье мелкая. Все дереья, которые видны на фотках - это не просто берёзки - это деревья, которые закутывают на зиму в спецмешки, утепляя. Не лелеяли бы люди эти растения, был бы город без деревьев. Ботанический сад заложен был так, что можно было ходить между цветами и наклоняться к каждому.

Хотела написать про всё увиденное Заполярье, но так и не смогла сократить повествование до минимума.