воскресенье, 25 января 2015 г.

Недочитанная книга

Я ещё не дочитала эту книгу "Der Junge muss an die frische Luft" (Мальчику надо на свежий воздух) Хапе Керкелинга. Сначала она мне показалась скучноватой - автобиографичное детство комика. Ассоциации с местами где он побывал, пухлые щёчки, семейные встречи. Мне думалось, что первая его книга, ставшая бесселером "Ich bin dann mal weg", была куда более юморной и содержательной. Где-то после первых 30 страниц мне стало ясно, что и комики пишут не только комические вещи. Болезнь и смерть мамы в восьмилетнем возрасте, гомосексуальность, ощущаемая с детства, приобретения и потери...
Не буду создавать литературных аннотаций, кому интересно, то сам поищет их в интернете, я переведу просто два-три абзаца, как я обычно это делаю.
 "Мне было примерно лет шестнадцать, когда я спросил у моего травматизированного Второй мировой войной деда Вилли: "Как вообще нацисты смогли прийти к власти, как это стало возможным?"
Немного уныло, покачивая головой, он отвечал с преосторожностью, без особой открытости: "Всё просто, Ханс-Петер. Они перевернули всё низшее на верх. Люди, которые в нормальных условиях не смогли бы достичь ничегошеньки, внезапно получили шансы роста, и как-то мгновенно овладели словом. Главнокомандующие преступники использовали дураков для своих целей и сделали их инструментами для своих ужасов. Это было страшно! Без этого отупевшего подножного народца нацисты никогда не смогли бы так далеко продвинуться. Толпы трепетных предателей сделали всё это возможным. Не возможно было без опастности вслух произносить свои мысли".
Культура общего отрицания явной правды действует в некоторых частях мира на ответсвенных постах и сегодня. Она обеспечивает негативное и наверное подсознательное чувство "террористической травмы" в современном обществе, продолжая существовать.
Мы никогда и нигде не должны допустить ни одного мельчайшего моба к рулю. Нигде, даже в интернете.
Правда - это то, что наш любимый господь Бог один раз создал, и она неподкупна и на много сильнее лжи. В конце всего именно она победит."

На фоне всех сегодняшних дискуссий и трагедий мне часто думается, что западный мир можно догнать в примитивной закупке сначала сникерсов и колы, а потом электроприборов для дома, можно посетить все места, которые они посетили в детстве, а у людей в соцстранах не было такой возможности, можно изучить какие-то науки, которые им были ближе, напрячься и стать что-то изобретать, а можно и бросить эту затею: зачем что-то создавать, если можно готовое приобрести за нефтедоллАры? Многие этапы можно перескочить, но что бы достичь того же уровня сознания, нужно пройти тот же путь внутреннего и морального роста, поиметь тот же опыт...
Как бы я желала, что бы этот путь можно было сократить, перескочить эту дрянную братоубийственную войну.

вторник, 20 января 2015 г.

По Крещатику

Если с арки смотреть на Подол, то теоретически каждый раз должны быть возможными одинаковые виды или какие-то маркантные точки, но ничего подобного - можно вглядываться долго-долго, ничего не узнаваемо, его наверное каждые 2 года перестраивают этот Подол.
Труханов остров - это вообще фата моргана...А Оболонь - украинский Дубай.
А потом я пошла назад по Крещатику в сторону Бессарабки, но уже по другой стороне. Переходы показались мне странными. Когда я была в этом месте последний раз здесь велась оживлённая торговля, сидели художники, кто-то продавал туфли, кто-то пирожки. А сейчас там всё пусто и как-то облезло, торговля запрещена, пешеходов мало, сыро. Впечатление попадания в прошлое столетие. Нашла одну роспись на стене, даже щёлкнула, как лучь света в тёмном цанстве.
На поверхности был этот чёрный дом профсоюзов,  вся обугленность фасада видна, опять мысли о людях, оставивших там свою жизнь...
Какой-то одинокий сувенирный магазинчик в переходе.
 А потом я спустилась под Майдан в подземелье. "Глобус" как стоял - так и стоит. В 90-х казался прогрессивным, сейчас прост, как для столицы, и пуст.

Захотелось мне перекусить, решила поддержать украинский фаст фуд. "Печена картопля". Мальчик, обслуживающий меня, выглядел лет на 12 и называл меня всё время "девушка". "Девушка, вот, пожалуйста, ваши гренки". Естественно мне это понравилось. Уже к вечеру, сидя в маршрутке на остановке зашёл подвыпивший дедок, указывая на свободное место возле меня спросил: "Тітко, можна я біля вас сяду?" Я вспоминила этого молоденького продавца из "Печеної картоплі" и с таким задором, отвечаю немного выворачивая произношение в сторону одесского говора: "Какая это я вам тётка? - я девушка." Дедок скатался в колобок. В течении пути он ещё несколько раз выбрасывал в толпу фразы, то к шофёру " Куді це ти мене везешь? - Мені треба туди-то" или к другим пассажирам: "А шо, ми вже Обухів проїхали? - а я не хотів до Обухова". В конце концов, когда он почти добрался до своей остановки, его вовремя предупредили, что пора двигать к входу, а потом водитель перевёл его через дорогу и легонько пихнул в сторону его села... Такие вот в Киеве и окрестностях бендеры.
Вернёмся в "Печену картоплю". Вегетарианское меню: запеченное пюре в фольге, сверху шарик салата из огруцов и грибов и салат "Белочка", три гренки, кофе. За всё 47 гривн.
Вкусно? - не знаю, но вкус естественее мэкдофа, и пластика нет в посуде - всё из белого картона.
Опять на поверхность, зашла на главпочтам. Один раз я бывала там в 80-е годы, по поводу международного звонка, которого ждали часами и за 10 минут разговора платили четверть стипендии, а потом час спустя обвалился размокший портал и придавил на смерть 13 человек. На против входа доска с информацией  и фотографиями людей, пропавших на Майдане, некоторых ищут по сей день, на других написано поперёк "Знайденний". Фотографировать не стала...
Крещатик в выходные - это пешеходная зона. Уныло как-то плыла там жизнь, только на Майдане собиралась какая-то акция.
Вот здесь в Пассаже когда-то был "Детский мир", а потом в Горбачёвскую эру начались кафе- кооперативы.

Очень много зданий ремонтируется, магазины почти все закрыты. ЦУМ и Центральный гастроном на ремонте. ЦУМ вообще завешан огромным полотном.
Очень много на строительных заборах надписей, посланий, сообщений.

Бывший кинотеатер "Дружба" напротив, не знаю что там сейчас, но флаг развешанный на балконе захотелось щёлкнуть. Справа какое-то новое здание - попытка вписать элитное жильё в архитектуру 50-х.
Ну, а в конце - Бессарабка. Во внутрь не пошла, не могу себе представить японские суши в Бессарабке.
В бывшем салоне "Болгарская роза", правда только на первом этаже и в подвале, расположился фирменный магазин "Рошен". Их по всему Киеву уйма. Полтора года назад я в этом шоколаде пронюхивала сою, конкурентная "Корона" была качественнее. Соя в шоколаде для мня - это такой себе вкус умирающего социализма. В этом году могу констатировать отменное качество и свежесть - и конфет, и шоколада, и тортов: выложила в салоне пару сотен гривн.
Под Бессарабской площадью всё как и в прошлый раз, жалко что нет тётенек с ватрушками.
Уже в Германии, на работе, спросили как съездила. Мне было удивительно, что действительно многие сотрудники интересовались подробностями и высказывали добрые пожелания. Хотя один из нас побывал во Въетнаме, другой на Багамах. Рассказала, что жить все мои знакомые и родственники стали лучше. (У ваты выкатились глаза - как лучше?) Ну не с жизнью год назад я сравниваю, а с последним моим визитом летом 2012. У всех были проблемы, то с жильём, то детей учили - тяжко было, на взятки не хватало, то где-то предприятие обанкротилось, зарплату не выдавали, то зубы, то здоровье. Сейчас все эти люди как-то решили эти свои проблемы и сделали большой шаг в своём социально-умственном развитии, по другому мыслят, по-другому строят планы, по-другому высказывают отношение на разные темы. Тревог и переживаний много, но ещё больше надежды на хорошее. Побывала я ещё в тот день после обеда у моего двоюродного брата - у него новое жильё, ремонт почти сделан,светлые комнаты, планы - куча забот, много неожиданностей, но жизнь продолжается...

четверг, 15 января 2015 г.

В Киеве 4-го января 2015 года

Про Киев писать как-то тяжело. Встала утром, кофе, бутерброд. Кто хотел со мной ехать ещё вечером в центр, перехотел переспав ночьку. Это наверное хорошо, что посетила я это место без сопровождения.  Бывали мы в Киеве в 90-х, в 2000-х, но вот прошлое десятилетие как-то пропустилось - здоровья не было много ходить. В предпоследней поездке я заблудилась в метро, вышла не в ту сторону и попала на новую линию, которая в мою бытность в Киеве ещё не существовала, там новые названия станций, улиц, площадей. А вот в этот раз у меня была такая концентрация, такое напряжение. На Майдане где-то в 9 утра. Все двери, окошки в метро - всё такое же как 30 лет назад. Ударило морозцем, а потом пошла совем другая дрожь. На площади в самом центре могильными свечками выложен трезубец, справа плакаты с портретами убитых. Они там как-будто присутствуют. Всё это время, весь ушедший год.
Я не знаю смогу ли я комментировать каждую фотографию, но ходить там было очень тяжело. Сразу возле перехода ребята на бобике собирали на нужды АТО для батальйона "Айдар". А справа и слева на Майдане, где площадь пересекается Крещатиком в рупор эксурсоводы зазывали на экскурсию в Межгорье. Какую-то моральную дань всем кто погиб на этой площади, стоял год назад и выстоял, мне хотелось отдать, а Межгорье для меня запоганненное, некогда красивое, место.
А потом я свернула на право и пошла по Институтской, сейчас это улица Героев Небесной Сотни. 

Под Октябрьским Дворцом (Бог его знает как он сейчас называется) огромные часы. А там люди идут и идут и все возлагают цветы, поток не прекращается, даже в такую рань... Я думаю так было всё время в этот ушедший год...
Сама улица убрана, на ней перекрыт транспорт, а дволь дороги помечены места где умирали люди.
Такие молодые...
Уже за готелем "Украина" (когда я в Киеве училась он назывался "Москва"), построили каплычку, часовеньку. В нашей культуре нет траурных традиций не связанных с молитвой и обращением к Богу. Пусть в самый последний путь, но все мы уходим с Богом и те кто по нас грустят и о нас вспоминают обращаются к Всевышенему, не зависимо от того какой безбожной была наша жизнь.
А вот это самое страшное место, от сюда стреляли снайперы - это по другую сторону улицы.
Я попросила где-то посередине дороги одну молодую пару меня сфоткать. Я ещё никогда на фотках не выглядела как чёрный мешок скорби: лицо серое и вся седина вылезла, и покрасневшие глаза, и ссутулена я была как-будто доживаю последние деньки. Это улица отнимает очень много энергии. Это как Голгофа.
А потом был бывший музей Ленина, сегодня Украинский Дом, наверное. Я туда не зашла. Прошлась под аркой Дружбы народов, там что-то типа Новогоднего рынка, с утренней зевотой.
Герої не вмирають!

пятница, 9 января 2015 г.

Думается мне про Украину

Думала поделаю дел до конца недели, потому что со следующей начнётся трудовой год. Будет ли весь год у меня работа или опять возникнет какая-то не предвиденная ситуация? Думается мне в эти дни про Украину, перевариваю ещё всё. Муж же решил что что-то кулинарное пропустил, напоминает мне, что захотелось ему холодца и котлет, сегодня буду ещё делать оливье, да и селёдки в шубе он был не против поесть. Хотя в Германии мы никогда таких блюд-салатов на Новый год не делали.
Зато в Украине в этом году именно такими, очень традиционными вещами из детства, был накрыт стол - мне так захотелось, я гость, желание гостя было выполнено. Сейчас у меня типа по новому кругу пошло. Чего не было при встрече 2015 года - боя курантов, они ушли в прошлое, как и некоторые люди.  Не смотря на то, что за столом сидели выросшие в России, никто на путинский фэйс смотреть не хотел. Его как-то вообще никто не вспомнил. Я 31-го в часов так 10 вечера послушала Ангелу, посмотрела на Петю и на этом пожелания из телевизора закончились. А  этот, как его? - Квартал - бестолковщина, смотреть было нечего.
Потом, ещё до полуночи, мы поодевали шапки Деда Мороза, поразворачивали подарки, кому была подарена какая-то одежда, пришлось заниматься примеркой. Хорошо всё прошло - по-семейному. Для меня лично это было очень спокойное, умеренное празднование. В Германии бабаханья не прекращались бы часа два, а в центральной Украине было всё тихо, без каких-либо взрывов. А потом где-то в час ночи, сестра сказала, что мол иди на кухню, послушай как соседка сверху, тётя Катя, с подружкой на кухне украинские песни поют. Ну и были телефонные и скайповые поздравления от родственников. Прогулку 1-го в лес я уже частично описывала в прошлом посте, а вечером мы с приятелями собрались в местной пиццерии. Я была на столько взволнована, что фоткать начала уже к концу вечера. Мы же взрослеем или стареем, надо что бы фиксация момента осталось на память. Эта пиццерия - новое для меня заведение, совсем не итальянское, этим гастрономическим бизнесом занялась дочь одной нашей общей знакомой-ровестницы. Еда была не плохой, пицца тоже присутствовала, над сервисом надо бы поработать - девочки миленькие, вежливые, но не опытные. Напитки украинские, но понравились мне на столько, что я на следующий день прикупила бутылочку вина с одесских виноградников (территория ближе к Молдавии) в местном супермаркете, а в пиццерии вечером даже прозвучала фраза "Депардье отдыхает". Посидели и пообщались мы очень душевно. В основном анализировали ушедший год. Работу-бизнес. Радовались что у всех наших детей всё складывается. Высказали надежды. Ах, да, у меня ещё 30-го был день рождения. Подарунки були патриотичні з назвою нашого міста. Мне ещё подарили оберег с кошельком и денюжкой в нём, со словами "ты их на ваши не меняй ни за что". Не буду, они мне дОроги как есть.



Уезжала я из Ладыжина вечерним автобусом. 153 гривны стоил билет, включающий оплату багажа (примерно 8 евро на 300 км, для сравнения - в Германии, в том городе в котором живу, одноразовый проезд в городском транспорте 4,20 евро). Заполнен на две трети, учтивые разговорчивые водители. Внутри автобус был вполне приличным, плюшевые сидения, немецкие надписи, внешне,  наверное, белая окраска, но на столько облепленная грязью, что я в окно не могла разглядедть где находимся, ни надписей, ни фонарей в темноте не видно (меня просили позвонить когда проедем Белую Церковь). В Умани стояли минут 40. Парадоксальны украинские автовокзалы. На что там только не насмотришься. Особенно мне нравяться девицы лет так 60-ти, с трёхзначным весом, на высоченных каблуках с забитыми вещами полиэтиленовыми пакетами. Что-то близкое к ним я чувствую: и вес у меня подходит и возраст почти, но где взять такие сапоги, что бы одеть в дорогу? Выпила я в Умани вполне пассабельный кофе за 30 евроцентов (7 гривн), в Германии такой стоит раз в 6-7 больше. Знаю-знаю про зарплату. Скормила двум бродячим собакам половину бутерброда с отбивной.
А потом пошла рассматривать будки вокруг уманского автовокзала. Есть и парикмахерская, и ломбард, и чебуречная, и пиццерия в которой продают блинчики и торты. Но на автовокзале так между прочим можно прикупить и мебель. Едешь вот в Киев, остановился в Умани, приобрёл диванчик или новую кухню, в автобус с нею, и мчишься дальше. Следующая остановка в Жашкове длилась 5 минут, там я посетила первый для меня в Украине платный туалет (2 гривны) - тоже запоминающееся событие. Всё старое, в чём-то парижское (дырка внизу без унитазов) нет не советское, 90-х годов, но без ароматов, с влажными половыми тряпками из мешковины в виде дорожек. Тётенька при входе, говорит, мол да идите без денег раз так спешите (5 минут не шутка). 2 гривны она получила после моего облегчения.
Мой юмор всё же без высокомерного сарказма, не туп мой народ, не ленив, а просто выкручивается как может, старается жить и не надеится ни на что и ни на кого.

Вчера приезжал мой сын. Выложила я перед ним шоколад "Рошен", коробки с конфетами "Корона", гору шведского мыла (косметикой занимаются многие), типа выбирай что с собой возьмёшь. Он выбрал чай - надпись на упаковке понравилась.

среда, 7 января 2015 г.

До дому...до хати...

Я не могу сказать, что испытываю постоянную ностальгию по месту в котором выросла. Есть конечно же мысли, переживания, мечтания. В основном это какая-то идеализация, забывание негативов, возвышение позитивов, связанных с этим местом. Но возвращаюсь я туда всегда с трепетом. В Борисполе меня встретили Оксана с Сашей и мы без проблем добрались до Ладыжина. Оксане даже показалось что мы ехали домой быстрее, чем они ехали в Киев, объезжая демонстрацию в Умани по сёлам. На что Саша ответил: "А домой колёса крутятся всегда быстрее".
До поездки я, естественно читала много прессы, что там, да как. Я её читаю ежедневно. Знала что есть в Украине веерные отключения электроэнергии, указаны часы, улицы, номера домов. Есть в этом, к сожалению, сейчас необходимость, но всё происходит уже не на уровне 90-х годов, когда в городе энергетиков без предупреждения отключали свет и всем тупо приходилось ждать часами при свечах подачи электроэнергии не зная причины отключения, а с каким-то чуток большим уважением к людям, что ли. Но когда мы подъехали к Ладыжину и завернули на нашу улицу, у меня так медленно стала опускаться челюсть - я думала что попала в мини Лас Вегас. Центр мигал праздничными огнями, на деревьях сияли световые снежинки, ёлка светилась всеми цветами радуги, фонтаны "лились" подвижными лентами иллюминации.
 
На центральной площади недавно был установлен бюст Тарасу Григорьевичу Шевченко с трезубцем. Работа местного коваля (специально употребляю украинское слово, потому что с респектом отношусь к старым профессиям и к этому человеку) была отмечена в книге Рекордов Украины.
Позже я спрашивала людей как они к этой иллюминации относятся, я ведь читала комментарии жителей окресностей, у которых не бывает света, о несправедливости распределения: может для них это пир во время чумы, может кич, а может всё же радость. Все сходились во мнении, что свечи зимой - это романтично, а вся иллюминация, "она из LED, много света не тянет", "та хай буде, свята ж!"
Всю эту праздничность ещё год или 2 назад организовало одно из головных предприятий города.
Сестра сразу расстроилась - мне завтра на работу, вы уже как-то сами. На что мой племяш заявил: "А мы будем лепить вареники!" Лепкой мы занимались за неделю несколько раз.
Кроме кухни было ещё много других занятий, меня, например, повозили по округе по деревням и сёлам. Показали второе современное градообразуюшее предприятие, разбросанное вокруг Ладыжина в трёх районах. Правда первую остановку мы сделали в старом Ладыжине возле бывшего костёла, в котором в мои школьные годы был расположен учебно-производственный комбинат. Здесь я училась юстировать манометры, мотать магнитные катушки и изолировать провода электродвигателей. Картинка грустная, руина... Как в таких местах чувствуется бег времени.
А потом были жилые дома со старыми и более-менее современными домами. Здания, стоянки и производственные помещения Винницкой птицефабрики, говорят крупнейшей в Европе. Я много читала про возможную вонь (но не нюхала), про жёсткие условия работы, про железную дисциплину, про низкую зарплату. Но четверо, из мною увиденных друзей, назвали это предприятие "кормилицей".

Снега почти не было - весь развеял ветер, но при минус 12 градусах мороза я наслаждалась воздухом, скрипом под ногами, простором.
Подъехали мы и к Южному Бугу, там есть мотель "Ковчег", прошлась я по территории, поглядела на плотину, на воду...
В другие дни сходили в лес, к гостиннице "Лісова", совдеповское здание, но такое родное, не меняющееся десятилетиями, лес вокруг, скоречники, заснувшие в зимней спячке сады-огороды за железной дорогой.
Уже когда шагали по посёлку, я щёлкала жёлто-голубые подъезды, они есть почти в каждом старом доме, старыми здесь я называю дома построенные в 60-70-х...Эти дома постепенно теплоизолируют, окрашивают, качество работы далеко не европейское, но что-то делается. Есть, естественно, и другая окраска, другие цвета - фиолетово-зелёная, например.
А вот в этом "бендеровском" подъезде я жила с 3 до 14 лет. Сверху укороченное дерево садил мой папа. Подъезд в новых жовто-блакитних цветах, а железяки во дворе ещё наши. В застроенном кирпичём подвале справа мы играли в магазин, раскладывая "товар" из песочных пасочек, фантиков и камушков. Тогда в каждой квартире были дети по двое - мои ровестники. Узнала, что Андрея с третьего этажа уже 2 года нет в живых, рак, вот почему он не отреагировал на моё сообщение в "Одноклассниках"... В нашей квартире жила короткое время Юлька, потом она её продала и уехала жить в село.
Запостила эту фотку и увлажнились глаза. Мне наверное понадобится ещё 1-2 поста, что бы написать всё что крутится в голове.